понедельник, 17 ноября 2014 г.

Немного разговоров


Много думаю о самых сильных человеческих страхах. Не буду говорить о бесстрашии и, главное, о том, что никогда ничего не боюсь. Но удивительным образом мысли возвращают меня на один и тот, же круг – мысли и осознания того, что порой человека настигает отчаяние. Думаю, что первопричина этого именно то, что человек не знает и не может смоделировать ситуацию и найти разрешения из проблемы. А когда она настает?
Ежегодно стараюсь при посещении Москвы найти несколько часов, чтобы посетить Храм Христа Спасителя. Меня это место всегда толкает на долгие размышления. Именно в этом месте я могу побыть наедине с собой, а, значит, могу подумать и размышлять о своих поступках и деяниях. Каждый раз у икон встречаю людей, которые в полу истерическом состоянии плачут и молятся. Неужели наступает этот миг безысходности, когда все способы исправить ситуацию уже использованы и осталось просить и молить о помощи только Бога. Это, вряд ли, говорит о малодушии человека или его слабохарактерности, скорее наоборот. Уверен, что эти 2 метра перед иконой последнее его утешение, пристанище больной души. Вера, только она может спасти человека в минуты отчаяния.
Вспоминаю другую историю. В этом году довелось руководствоваться документом, а не велением души. Трудно, тяжело и невыносимо больно слушать, а главное слышать людей, чьи переживания сливаются в один котел, который выливается в одном кабинете на тебя. Ничего не можешь сделать или предпринять. Безысходность. Некая невидимая грань между двумя неизбежностями, отчаянием пролегает в воздухе. Она соотносит вас друг другу, но не пускает и не дает возможность разрешить проблему. Слезы отчаяния. Последний способ организма саморегуляции боли. Когда мальчикам в детстве доказывают идею о том, что они никогда не должны плакать – это учит их одновременно и терпению боли и силе духа. Но возможно ли сдерживать слезы отчаяния? Независимо от пола, скажу точно, нет. Это самая сильная человеческая боль, - страдание души, пик внутреннего переживания. Возможно ли, терпеть силу боли, если ты хоронишь сына, отца, брата или друга. Не видел людей, которые смогли бы перешагнуть этот болевой порог. Может, просто не встречал.
Свой болевой порог уже преодолел. Остались только воспоминания. Люди списывают это на черствость характера, но нет. Лишь однажды в жизни, когда вы испытаете самую сильную боль отчаяния, вы поймете, что дальше сможете стерпеть все, все остальное. Каждый раз возвращаться к воспоминаниям, которые приносят боль, не станет никто, потому, что они делают человека уязвимей и ранимей.
В этом году не успел съездить в Москву, зато побывал в Нило-Столобенской пустыни. Место для меня не только знаковое, как Мекка молодежной политики страны, но и память о близком и дорогом человеке. А сколько этих людей просто живут в моей памяти… и только.
Единственное о чем я искренне мечтаю, что наступит день, когда смогу приносить только радость, а не боль, но это невозможно, потому что каждый счастливый момент моей жизни, рано или поздно отзовется глухим всхлипыванием отчаяния чей-то души…

Комментариев нет:

Отправить комментарий